Архив новостей

Ноябрь > < 2008
пн вт ср чт пт сб вс
Сюжеты
Цены на нефть
Приразломное месторождение
Украина и российский газ
Украинская ГТС
Южный поток
Освоение Ямала
Партнерская программа
Тендеры
Маркетинговые исследования
Тэги

СПГ: между сланцевым газом и торговой войной

22 Декабря 2018, 09:16. OilGasField.ru. Москва, 22 декабря - "Вести.Экономика". Рынок сжиженного природного газа (СПГ) оказался более консервативным, чем представлялось ряду отраслевых экспертов и уважаемых международных организаций. Развиваясь количественно, он все так же тяготеет к долгосрочным контрактам, а спотовый сектор сталкивается с нехваткой метановозов. Поставщики все так же предпочитают щедрую Азию более скупой Европе. Практически 75% мощностей европейских СПГ-терминалов продолжают простаивать в ожидании неизвестно чего. Возможно, "дешевого" газа из США. Но и тот старается попасть если не в Азию, то хотя бы в Латинскую Америку. Притом нынешний торговый конфликт между Штатами и Китаем бьет по перспективам американских поставщиков. О развитии сектора - в журнале "Газпром".

Фото: Globallookpress

Десять лет назад бушевал экономический кризис, который затронул практически все страны. В то время в США раскручивался маховик сланцевой лихорадки. Лихорадка, как и положено, привела к перепроизводству углеводородов, а оно в свою очередь – к кризису. К счастью, не существует глобального рынка газа, иначе новый кризис ударил бы не в 2014-м, а в 2012 или даже 2011 году. В ходе кризиса обанкротилось порядка 150 нефтегазовых предприятий (в основном в США). Все как по учебнику.Здесь у некоторых отраслевых экспертов обычно возникает желание заметить, что никакой сланцевой лихорадки не было, была сланцевая революция, и она продолжается до сих пор. Мол, посмотрите на текущие показатели добычи нефти и газа в Штатах. По всей видимости, подобные эксперты полагают, что после кризиса доткомов прекратил существование интернет, а после кризиса на рынке недвижимости 2007 г. в США перестали строить дома. Но этого не произошло. Достаточно сказать, что интернет продолжает развиваться и масштабы бизнеса, который ведется во Всемирной паутине, сегодня несопоставимо больше, чем были 20 лет назад.Мир сегодня вошел в век дорогой нефти и дорогого газа. Что лишний раз доказано недавним кризисом. Разработка нетрадиционных источников углеводородов – частный случай происходящих в отрасли изменений. Они, безусловно, пришли надолго. Но им предстоит играть роль, отличную от той, что сланцевой нефти и сланцевому газу пророчили десять лет назад. В самих Штатах сегодня нет стопроцентной уверенности, что сланцевая лихорадка прошла и кризис не повторится вновь. Дополнительные проблемы создает торговое противостояние США с Китаем. И все это напрямую касается рынка сжиженного природного газа.Консервативный рынок В прошлом году, по оценке GIIGNL, объем поставок СПГ в мире вырос на 9,9% до 399,2 млрд куб. м (по оценке BP, до 393,4 млрд куб. м). Для сравнения, трубопроводные поставки выросли на 3,5% до 740,7 млрд куб. м. Таким образом, СПГ занимает порядка трети мирового рынка газа. Примечательно, что в 2014 г. объем СПГ, торгующегося на спотовом рынке и по краткосрочным контрактам, по оценке GIIGNL, достигал 28%. Здесь стоит сделать существенную оговорку. "Краткосрочный" в данном случае – это контракт, который был заключен сроком до четырех лет. В России такие контракты обычно называют среднесрочными. Но примем предлагаемую нам систему оценок. До кризиса на рынке углеводородов доля краткосрочных контрактов росла. Данный факт интерпретировался как начало глобальных изменений на рынке газа в целом и сжиженного газа, в частности. Рынок уходит от долгосрочных контрактов с нефтяной привязкой! Казалось, уже не за горами были рост предложения, конкуренция производителей, борьба за потребителей и создание настоящего глобального рынка газа. Но в 2017 г. доля краткосрочных контрактов снизилась до 27%. Конечно, в абсолютных величинах мы все равно наблюдаем рост, но факт говорит о том, что долгосрочные контракты оказываются более предпочтительными с точки зрения продавцов и покупателей.

Фото: Qatargas

Есть еще один фактор, бьющий по спотовой торговле, который ярко проявился в последнее время. Это нехватка судов. Точнее, неготовность многих судовладельцев связываться с непостоянными ("краткосрочными") клиентами. В конце октября S&P Global Platts сообщило о том, что с сентября на 40% выросла стоимость фрахта метановозов для спотовых поставок. Если же сравнивать с прошлогодними показателями, то расценки увеличились в 3,5 раза до $130–140 тыс. в сутки. Метановозы, обслуживающие поставки по долгосрочным контрактам, обходятся примерно в два раза дешевле.Долгосрочные контракты позволяют лучше планировать возврат вложенных в строительство судов средств. А речь идет о суммах, которые зачастую превышают $150 млн. Поэтому судовладельцу проще отказаться от спотового груза, если есть перспектива заключить долгосрочный контракт. Учитывая наступление осенне-зимнего периода, для которого характерен повышенный спрос на СПГ, можно ожидать дальнейшего роста расценок на спотовый фрахт. Не меньшую тягу к долгосрочным контрактам испытывают и производители СПГ. Возможно, это прозвучит удивительно, но они тоже хотят иметь гарантии возврата инвестиций. Ярким примером такого производителя является Катар, которому десять лет назад пророчили роль главного конкурента "Газпрома" в Европе.Катар не пришел В середине прошлого десятилетия развитие рынка СПГ казалось достаточно понятным. Огромные надежды возлагались на Соединенные Штаты. Собственная добыча в этой стране неминуемо должна была сократиться, а импорт – вырасти. США не смогли бы покрыть все свои потребности в газе за счет Канады, поэтому они неминуемо нарастили бы импорт СПГ. А для этого необходимо было построить множество СПГ-терминалов.Но одних только терминалов мало. Необходимы поставщики, которые готовы увеличить производство сжиженного природного газа в расчете на американский рынок. Такие поставщики нашлись. Среди них была и Россия, которая предполагала осваивать Штокмановское месторождение с прицелом на рынок США. К счастью, "Газпром" вовремя сориентировался и отложил реализацию проекта, не успев вложить в него значительные суммы, но при изменении рыночной конъюнктуры проект может быть оперативно разморожен.Основным игроком, который вложил десятки миллиардов долларов в новые производства, ориентируясь на рынок США, был Катар. В период с 2007 по 2010 гг. эта страна, по данным BP, нарастила производство голубого топлива с 65,4 млрд куб. м до 123,9 млрд куб. м. Но именно к этому моменту стало ясно, что Штатам не нужны такие объемы СПГ, так как собственная добыча не только не сокращалась, но, наоборот, стала расти.

Фото: Qatargas

Напомним, что ровно десять лет назад, в 2008 г., цены на нефть за шесть месяцев рухнули со $135 до $43,5 за баррель. Это пропорционально отразилось на цене газа. Вот в такой удачный момент Катар решил нарастить поставки и достроил СПГ-заводы – потенциальный потребитель, безудержно хохоча, бурит на сланцевый газ, а цены рухнули. Притом каждый миллион тонн мощности завода по производству сжиженного природного газа стоит порядка $1 млрд. И каждый из этих миллиардов надо отбить. Сделать это при низких ценах крайне проблематично. Но заводы уже работают.В сложившейся ситуации Катар направил свой СПГ на существующие рынки – в Европу. Переизбыток предложения в ЕС привел к дальнейшему снижению цен на голубое топливо. И некоторым искажениям в восприятии действительности со стороны ряда европейских чиновников и отраслевых экспертов. Кратковременное явление было интерпретировано ими как долгосрочный тренд: рынок Евросоюза – рынок покупателя, ради доступа на который поставщики энергоресурсов будут бороться друг с другом, сбивая цену. Кроме того, раз "СПГ теперь течет в Европу", надо строить больше терминалов. За этими нехитрыми размышлениями следовали многочисленные спекуляции, которые можно свести к следующему: "Газпром" вытеснят с европейского рынка более динамичные и эффективные производители СПГ. Некоторые аналитики, конечно, позволяли "Газпрому" какое-то время побороться за рынок ЕС с помощью демпинга, но перспективы российской компании вырисовывались крайне удручающие. Фактически шансов не оставалось.Многие потребители, ориентируясь на относительно низкие цены на СПГ, надеясь сэкономить, потребовали частичного пересмотра контрактов с традиционными поставщиками трубопроводного газа. Котировки спотовых площадок, пусть далеко и не в полной мере, заместили нефтяную привязку. Сказка кончилась довольно быстро: уже в 2010 г. поставщики стали уходить в Азию, где их привлекали высокие цены, растущий спрос и долгосрочные контракты. А в Европе с тех пор простаивает около 75% СПГ-терминалов. Поставщиков под эти мощности нет.

Фото: Qatargas

В 2011 г. ситуацию для европейского газового рынка усугубила катастрофа на атомной электростанции "Фукусима-1". Спрос на СПГ в Японии вырос с 99 млрд куб. м в 2010 г. до 122,4 млрд куб. м в 2012 г. За тот же период в Японии выросла и цена – с $10,91 за миллион британских термических единиц (МБТЕ) до $16,75 за МБТЕ. Цены на европейских площадках были на $5–6 ниже.Кстати, в 2017 г. Катар, по данным GIIGNL, обеспечил 26,7% всех поставок СПГ в мире – свыше 100 млрд куб. м. Лишь 23,7 млрд куб. м из этого объема идет в Европу. Порядка 53 млрд куб. м потребляют всего четыре страны: Южная Корея, Япония, Индия и Китай. По оценке BP, в целом на азиатское направление сегодня идет примерно три четверти всего производимого в мире СПГ – 283,5 млрд куб. м в 2017 г. Так как Катар на войну с российским газом не явился, в новые противники "Газпрома" на европейском рынке был назначен сначала европейский сланцевый газ, а затем и "ультрадешевый" американский СПГ.Как США обнадежили всех Соединенные Штаты служили ярким примером для любого энергодефицитного региона. Производство газа в США росло. Это привело к обвалу цен на внутреннем рынке – в три раза от среднегодовых максимумов. Если в 2008 г. голубое топливо на Henry Hub стоило $8,85 за МБТЕ, то в 2011 г. этот показатель снизился до $4, а в 2012 г. и вовсе рухнул до $2,76. На этот год пришелся пик кризиса газодобычи. Всем заинтересованным стало очевидно, что развивать газодобычу при себестоимости более $100 1 тыс. куб. м при оптовой цене $70 несколько проблематично. Но на помощь газу пришла нефть."Черное золото" тогда вновь активно дорожало. И даже сложная в производстве сланцевая нефть была вполне рентабельной. Сланцевый газ стал сопутствующим продуктом, производство которого росло вслед за увеличением добычи нефти. Добытчики получили необходимое время и ресурсы для совершенствования технологий. По оценкам норвежской консалтинговой компании Rystad Energy, в период с 2013 по 2015 гг. американцам удалось снизить цену безубыточности по сланцевому газу на 40%. Как раз в 2015 г., по данным BP, американская газодобыча достигла максимума – 740,3 млрд куб. м. Напомним, что в начале десятилетия в Штатах было 11 регазификационных терминалов, из которых семь построили в период 2008–2011 гг. Пожалуй, самым мощным из них был Sabine Pass, принадлежащий компании Cheniere Energy. Его ввели в строй в 2008 г. в крайне нервной обстановке: акции компании всего за год подешевели в десять раз. В начале текущего десятилетия начали прорабатываться экспортные проекты. Они не только могли бы обеспечить канал сбыта для излишка голубого топлива, но и поправить финансовое положение компаний, вложившихся в строительство СПГ-терминалов.

Фото: Globallookpress

Экспортные проекты прорабатывались на фоне бытовавших на тот момент фантастических прогнозов о грядущем крахе рынка СПГ, который должен был пасть под натиском сланцевой революции. Эти прогнозы базировались на предположении, что новые добычные технологии обеспечат всех крупных потребителей голубого топлива собственным газом. Но экспорта сланцевой революции не произошло. В 2016 г. американская газодобыча, которая начала обваливаться следом за рухнувшей нефтью, снизилась до 729,3 млрд куб. м, а потребление, наоборот, выросло на 7 млрд куб. м (до 750,3 млрд куб. м). Как раз в начале 2016 г. после череды неурядиц заработал первый из запланированных на волне сланцевого бума заводов – Sabine Pass. К счастью для американского внутреннего рынка, в виде СПГ вывозились настолько мизерные объемы, что на потребителях этот дисбаланс почти не отразился – никакого значимого скачка цен из-за экспортного паритета не произошло. Тем более цены на углеводороды в 2016 г. по всему миру были крайне невелики. Восстановление цен началось лишь в конце года – со сделки ОПЕК+.Не в Европу Но вопреки многим ожиданиям американский газ не торопился на рынок Европы, чтобы "освободить ее от газовой удавки России". Большая часть СПГ из Соединенных Штатов отправилась на рынки Латинской Америки и Азии.В 2017 г. вместе с позитивными изменениями на мировом рынке углеводородов вновь начала расти добыча голубого топлива в США. Одним из главных общепризнанных маркеров успеха американской газодобычи, некой важной психологической границей было получение статуса нетто-экспортера. То есть Соединенные Штаты должны были вывезти больше газа, чем закупить у Канады и иных поставщиков. В 2017 г., по данным Energy Information Administration (EIA), они достигли желанной цели. Успех несколько омрачили его масштабы. Разность между импортом и экспортом составила всего 4,2 млрд куб. м. При этом внутренний спрос на газ упал на 7,9 млрд куб. м: погода оказалась теплее, чем годом ранее. Однако, если посмотреть не на оценку EIA, а на данные годового статистического отчета BP, то картина выглядит следующим образом: добыча в США составила 734,5 млрд куб. м, а потребление – 739,5 млрд куб. м, то есть с объявлением себя нетто-экспортерами Штаты несколько поспешили.

Фото: Globallookpress

Впрочем, положение американцев на газовом рынке, вероятно, смогут укрепить непримиримые младоевропейцы, которые строят свои СПГ-терминалы и жаждут энергонезависимости от России. Так, на покупку сжиженного природного газа из США нацелилась Литва. Эта страна даже надеется стать региональным распределительным хабом. А следом за ней подобные планы начала вынашивать Польша.Почти даром Осенью 2018 г., всего за месяц, Польша перешла от слов к делу. В середине октября польская компания PGNiG заключила с американской Venture Global СПГ контракт на поставку 2 млн т сжиженного природного газа (СПГ) в год в течение 20 лет, а 8 ноября был подписан новый контакт – с Cheniere Marketing International. Согласно этому документу Польша в течение 24 лет закупит 31 млн т СПГ. Ежегодный объем закупок должен в среднем составить около 4,6 млрд куб. м.

Фото: PGNiG

Последние годы Польша понемногу наращивает потребление газа – с 17 млрд куб. м в 2014 г. до 19,1 млрд куб. м в 2017 г. При этом собственная добыча за тот же период снизилась с 4,3 млрд куб. м до 4 млрд куб. м. Согласно данным BP в 2017 г. импорт трубопроводного газа в эту страну составил 14,7 млрд куб. м. Основным поставщиком является "Газпром" – 10,5 млрд куб. м в 2017 г. При этом с 2015 г. в Польше действует открытый с неоправданной помпой терминал для приема СПГ мощностью 5 млрд куб. м. Этот объект стал очередной попыткой польского руководства превратить свою страну не просто в энергонезависимого игрока, но в заметную региональную державу, поставляющую природный газ соседям. Опять же – газовый хаб.Первый рывок в большие игроки газового рынка Польша попыталась совершить еще на рубеже текущего десятилетия. Тогда эту страну манила чарующая перспектива стать крупным производителем голубого топлива за счет колоссальных запасов сланцевого газа. Нарисованные на бумаге с пометкой "предположительно" запасы поражали воображение. Но достаточно быстро выяснилось, что коммерчески привлекательную добычу в Польше вести нельзя. Приток – весьма скромный – дали только две скважины из нескольких десятков.После сланцевой неудачи польское руководство решило попытать счастье на ниве закупок сжиженного природного газа. Строительство собственного терминала, когда 75% европейских мощностей простаивает, показалось отличной идеей. Напомним, что суммарная мощность СПГ-терминалов, работающих на территории ЕС, превышает 220 млрд куб. м. Но в 2017 г., по данным BP, Евросоюз закупил всего порядка 55 млрд куб. м СПГ. Крупнейшими покупателями стали Испания, Франция, Италия и Великобритания: суммарно они импортировали 43 млрд куб. м газа в сжиженном виде.Первые контракты, заключенные Польшей с Катаром, были настолько успешны, что импорт сжиженного природного газа в эту страну вовсе незаметен в статистике, а сам терминал, по имеющейся информации, генерирует убытки. Но теперь, когда заключены контракты с американскими компаниями, все изменится! Тем более что цены на американский газ на 20–30% ниже, чем на российский. Если верить польскому руководству.

Фото: Pixabay

Хотя, если присмотреться к ситуации, невольно задаешься вопросом: отказались бы Великобритания и Франция, если бы на рынке появился поставщик, готовый продавать им газ дешевле "Газпрома"? Безусловно, нет. Как же тогда получилось, что самой расторопной оказалась Польша? Почему необъяснимо дешевый СПГ достался ей, а не более платежеспособным странам?Победа Польши Сразу отметим, что информация о сверхдешевом американском СПГ – это не ложь польского руководства (разве что ложь умолчанием) и тем более не спонсорская помощь верным союзникам в Европе. PGNiG подписала контракт Free on Board (FOB). Газ перейдет в собственность поляков сразу после сжижения и погрузки на метановоз. Притом обе компании с той стороны Атлантики – по всей видимости, представители производителей. Так, Cheniere Marketing International покупает остатки СПГ, производимые на заводе Sabine Pass, принадлежащем компании Cheniere, а Venture Global, судя по всему, напрямую связана с пока не построенным заводом Calcasieu Pass.Америка не является значительным игроком на рынке СПГ. В 2017 г. отсюда было экспортировано 17,4 млрд куб. м сжиженного природного газа. Основные рынки сбыта для США – это Азия и Латинская Америка. Значительные надежды местные компании возлагали на стремительно растущий рынок Китая. В прошлом году сюда было поставлено 2,1 млрд куб. м.

Фото: PGNiG

Фактически польская PGNiG становится всего лишь еще одним трейдером, который немного облегчает жизнь американским заводам. Актуальные цены на СПГ, который она законтрактовала, действительно могут быть ниже цен на российский газ, по которым его покупает Польша (но вряд ли). Однако в них явно не учитывается цена доставки, потери при перевозке, затраты на регазификацию и доставку до потребителей. Несравнимые вещи. Но для политического пиара польских властей сгодится. Вряд ли весь законтрактованный объем СПГ пойдет на польский терминал. Ведь PGNiG вполне может везти его на любой другой рынок. Скорее всего, в Азию. Или на Украину.Последнее не шутка. Между Польшей и Украиной уже прорабатывается тема поставок газа с терминала. Для Украины в этом нет никакой экономической логики. Как и в закупке угля в Пенсильвании. Но зато политический пиар на подобных псевдоэкономических взаимоотношениях можно делать колоссальный. Только представьте: американский СПГ, купленный у добрых друзей из Польши, – явная перемога и окончательное прощай газовой зависимости от "Российской Империи". Вполне возможно, уже в декабре-январе нас ждут соответствующие объявления с украинской стороны. Все же предвыборные месяцы: позитивный пиар нынешним властям Украины нужен как воздух. Что касается самой Польши, то Евросоюз требует от Польши отказаться от угольной генерации. Это означает дальнейший рост потребления газа. В первую очередь российского. Который дешев без всяких оговорок."Пузырь" к "пузырю" По оценке Международного энергетического агентства, две трети производимого в США голубого топлива – это сланцевый газ. А коль скоро американский сланцевый газ сегодня в значительной мере представляет собой лишь побочный продукт при производстве нефти, то необходимо самым внимательным образом следить за объемом добычи "черного золота". Именно этот показатель позволяет с более или менее высокой степенью достоверности оценивать, насколько велики возможности Штатов в области роста добычи газа. Также он позволяет оценить потенциал американских СПГ-проектов. Нефтедобыча сегодня на 2,77 млн баррелей в сутки превышает кризисные минимумы. С начала текущего года она поднялась на 1,7 млн баррелей в сутки и достигла 11,2 млн баррелей. Из этого объема до 1,9 млн баррелей в сутки поднялась и добыча в Мексиканском заливе. А производство интересующей нас сланцевой нефти в августе текущего года, по оценке EIA, достигло 6,2 млн баррелей в сутки.Даже в российской газовой отрасли периодически мелькает парадоксальная по своей природе мысль: неважно, сколько стоит американский газ, важно, что они, в принципе, могут его добыть. Если смотреть на абстрактную нефтегазовую отрасль в вакууме, то такая мысль действительно оправданна. Тогда можно не замечать надувающийся на рынке "пузырь", а когда тот с оглушительным треском лопается в 2014 г., можно не замечать ни вызванного им кризиса на глобальном рынке углеводородов, ни периода восстановления, ни новых проблем.

Фото: Flickr

Но сегодня США, наученные горьким опытом массовых разорений нефтегазовых компаний 2014–2016 гг., такой эскапистский подход не разделяют. Текущий рост добычи нефти и газа не подавался американскими медиа однозначно позитивно. Опасения вызывало финансовое здоровье добычных ("маленьких, частных, эффективных") компаний.Доходы от реализации примерно четверти всей сланцевой нефти уходят только на выплаты по набранным ранее кредитам. По некоторым оценкам, суммарный долг американского нефтегаза достигает к настоящему моменту $300 млрд. Притом долг постоянно растет, так как необходимы деньги на строительство все новых и новых скважин.Безусловно, потенциал роста добычи в США еще есть. И, вероятно, они продемонстрируют новые рекорды. Но хотелось бы напомнить слова, которые мы писали в журнале "Газпром" о проблемах сланцевой добычи в середине 2013 г.: "Вскоре начнутся массовые банкротства штатовских добычников, и крупные компании будут списывать многомиллиардные убытки". Не во всем мы оказались правы. Так, кризис начался не в начале 2014 г., как ожидалось, а в середине. И добыча сланцевого газа все же растет после падения. Косвенно это означает, что проблемы, которые привели к кризису, никуда не делись. В 2014–2015 гг. американская нефтегазовая отрасль уже показала свою неспособность к контролируемому поступательному развитию. Возможно, теперь бурный рост производства нефти и газа в США на фоне закредитованности добычных компаний не приведет к новому обвалу цен и крупным банкротствам. Как бы там ни было, но сегодня США наращивают поставки трубопроводного газа в Мексику. А в области СПГ работают всего два завода. Это упомянутый Sabine Pass, на котором год назад была запущена четвертая очередь. Пятую планируется запустить в 2019 г. Мощность завода на данный момент – 18 млн т в год. Второе предприятие – это запущенный в 2018 г. Cove Point (5,25 млн т). А вот запланированный на конец текущего года запуск первой очереди завода Freeport СПГ перенесен на сентябрь 2019 г. В целом суммарная мощность всех запланированных и действующих американских СПГ-заводов, по данным Энергетического центра Московской школы управления "Сколково", составляет около 66 млн т в год (91 млрд куб. м). В 2017 г. США поставили на мировой рынок 17,4 млрд куб. м газа в виде СПГ. По оценкам EIA, предполагается, что в 2018 г. поставки СПГ из США превысят 30 млрд куб. м, а в 2019 г. достигнут 60 млрд куб. м.

Фото: Flickr

В 2017 г. МЭА прогнозировало, что к 2022 г. на глобальный рынок выйдут новые заводы по производству СПГ. Суммарная мощность этих предприятий должна была составить 200 млрд куб. м. Но в 2018 г. прогноз был скорректирован: к 2023 г. прибавка составит 140 млрд куб. м. Из них 80 млрд куб. м должны обеспечить США, 30 млрд куб. м – Австралия и еще 15 млрд куб. м – Россия. Напомним, что суммарная мощность введенных в 2017 г. в строй предприятий составляла 35 млрд куб. м. А суммарная мощность всех СПГ-заводов в мире на конец 2017 г., по оценке GIIGNL, достигла 503 млрд куб. м (365 млн т). Очевидно, что текущие проблемы с вводом новых мощностей в США приведут к срыву и скорректированных планов тоже. Впрочем, как видно из приведенных выше данных, установленная мощность СПГ-заводов превышает объем производства более чем на 100 млрд куб. м. Это лишний раз напоминает о том, что не надо путать потенциальные возможности и реальный объем поставок. Дополнительные проблемы для американского газа создает торговая война с Китаем.Обогнать Японию Китай сегодня – самый привлекательный из растущих рынков энергоресурсов. В прошлом году эта страна импортировала 52,6 млрд куб. м СПГ, обогнав по этому показателю Южную Корею (51,3 млрд куб. м). Таким образом, КНР вырвалась на второе место среди потребителей сжиженного природного газа. В январе-августе текущего года Китай увеличил импорт СПГ на 47,8% до 45 млрд куб. м. Общий объем импорта газа за этот период составил порядка 79 млрд куб. м. В сентябре рост продолжился – плюс 28,3%. Всего за месяц было закуплено 10,5 млрд куб. м природного газа. И это на фоне растущей собственной добычи.По прогнозам МЭА, уже в следующем году Китай может обогнать Японию по импорту СПГ и занять первое место в мире. Это крайне привлекательная картина, так как она открывает широчайшее окно возможностей как для существующих, так и для строящихся мощностей. Шутка ли: всего за два года одна страна нарастит закупки более чем на 50 млрд куб. м.Также, по оценкам МЭА, к 2023 г. китайский импорт газа может достичь примерно 171 млрд куб. м в год. Безусловно, в значительной степени этот объем придется на долю СПГ. Ведь СПГ потребляется в прибрежных, наиболее экономически развитых районах КНР. В то же время Китай всеми силами развивает свои северные и северо-западные территории, делая их все более привлекательными для местного населения. Этот процесс требует энергоносителей. И Россия с проектом "Сила Сибири", а затем и "Сила Сибири-2" окажется в числе тех, кто будет снабжать эти регионы голубым топливом по трубопроводу. Впрочем, это не отменяет перспектив российского СПГ на китайском рынке.

Фото: Flickr.com

Спрос на газ в Китае может вырасти с 243,5 млрд куб. м в 2017 г. до 800 млрд куб. м в 2050 г. И вот на этом фоне разворачивается торговый конфликт между США и Китаем. Со взаимными пошлинами на сотни миллиардов долларов. Очевидно, что такой товар, как американский СПГ, не мог не пострадать от этого конфликта. Если в январе-мае в КНР прибыло 17 метановозов из США, то с июня – всего четыре. Напомним, что в 2017 г. объем поставок газа из Соединенных Штатов в Китай, по оценке BP, составил 2,1 млрд куб. м.Свято место пусто не бывает. Новый долгосрочный контракт на поставку СПГ в Поднебесную подписал Катар. Согласно этому документу Qatargas будет в течение 22 лет поставлять 4,7 млрд куб. м СПГ PetroChina International Company. А поставщики американского газа будто в отместку (но, разумеется, нет) подписали долгосрочный контракт с Польшей – на 2 млрд куб. м газа в год. Польский СПГ-проект изначально вызывал недоумение своей очевидной неэффективностью.Всегда есть новый враг Каждые пять лет придумывается новый враг, который должен победить Россию на газовом рынке. Ничего подобного нет ни в области поставок нефти, ни в области поставок угля. Вы вряд ли найдете выражения вроде "нефтяное оружие Кремля" или "угольное оружие Кремля", зато "газовое оружие Кремля" – сколько угодно. К сожалению, нам приходится жить в этом навязанном извне дискурсе, но при этом мы стараемся называть тех или иных поставщиков врагами исключительно в иронических целях, при этом последовательно в своих материалах с цифрами в руках объяснять, почему не будет сланцевого газа в Европе, почему СПГ из Катара или США не вытеснит российский газ.Интересно, что профессиональные критики "Газпрома", еще два года назад уверенно вещавшие ничего не подозревающим студентам на экономическом факультете МГУ о грядущей конкуренции российского голубого топлива с американским сжиженным природным газом, сегодня переобуваются на лету и вальяжно объясняют, что никакой конкуренции за европейский рынок нет, так как покупатель стремится купить газ там, где дешевле. А дешевле у "Газпрома". При этом, продолжают профессиональные обличители, продавцы везут СПГ не на европейский рынок, где он стоит дешевле, а в Азию, где дороже. Странно, что профессиональным обличителям потребовалось столько времени, чтобы уяснить прописные истины.В последние годы с развитием восточного направления поставок доброжелатели обнаружили у "Газпрома" новых врагов. В их число попали австралийские СПГ-проекты, которые также ориентированы на рынок Китая. Безусловно, как вся предыдущая тьма "противников" российского газа, эти приведут к экономическому краху "Газпрома" и простою его магистральных газопроводов. Всегда найдется некто, кого вопреки его воле назначат во враги.Но проходят годы, "Газпром" наращивает свое присутствие на рынке Европы, строит газопроводы в энергодефицитные регионы Китая и развивает производство СПГ. В мире растет спрос на энергоносители. И практически для всех поставщиков найдется место. Во всяком случае – для наиболее эффективных.Александр Фролов Об этом сообщает Вести Экономика.

Разделы:  Газ